Герб РФ - сайт АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД РФ
Апелляционный суд

Апелляционный суд

Перейти к контенту

Жалоба на приговор в апелляционный суд общей юрисдикции



В силу части 1 статьи 23.10 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" апелляционный суд общей юрисдикции в соответствии с установленной федеральными законами подсудностью рассматривает дела в качестве суда апелляционной инстанции по жалобам, представлениям на судебные акты верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, принятые ими в качестве суда первой инстанции и не вступившие в законную силу, а также дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

То есть апелляционный суд общей юрисдикции рассматривает апелляционную жалобу на приговоры судов, но не всех судов, а лишь приговоры, вынесенные по первой инстанции судами субъекта федерации.











Пример апелляционного определения по жалобе на приговор суда субъекта


АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПЕРВОГО АПЕЛЛЯЦИОННОГО СУДА ОБЩЕЙ ЮРИСДИКЦИИ

от 21 апреля 2021 г. N 55-497/2021

Судьи: Самодумов А.Ю.,
Титова Н.А.,
Витене А.Г.

Судебная коллегия по уголовным делам Первого апелляционного суда общей юрисдикции в составе:
председательствующего Кондаковой Е.Н.,
судей: Беседина А.В. и Никулиной Н.С.,
при секретаре К.,
с участием прокурора управления Генеральной прокуратуры РФ Никифорова А.Г.,
осужденного П. (посредством использования системы видеоконференц-связи),
защитника - адвоката Майоровой Д.П.,
рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам и дополнениям к ним осужденного П. и адвоката Майоровой Д.П. на приговор Орловского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ по которому
Продан ФИО24, родившийся ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты>, гражданин Российской Федерации, судимый: 1) ДД.ММ.ГГГГ Колпнянским районным судом Орловской области (с учетом постановления Ливенского районного суда Орловской области от ДД.ММ.ГГГГ постановления Президиума Орловского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы, освобожден от отбывания наказания условно - досрочно ДД.ММ.ГГГГ по постановлению Ливенского районного суда Орловской области от ДД.ММ.ГГГГ <данные изъяты>
2) ДД.ММ.ГГГГ Таганским районным судом г. Москвы (с учетом постановления Зубово-Полянского районного суда Республики Мордовия от ДД.ММ.ГГГГ по ч. 2 ст. 162 УК РФ, ст. 70 УК РФ к 6 годам 10 месяцам лишения свободы, освобожден ДД.ММ.ГГГГ по отбытии срока;
3) ДД.ММ.ГГГГ Бабушкинским районным судом г. Москвы по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима (начало срока ДД.ММ.ГГГГ не отбыто <данные изъяты>),
осужден по п. "а", "в", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде пожизненного лишения свободы.
На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием по приговору Бабушкинского районного суда г. Москвы от ДД.ММ.ГГГГ П. назначено окончательное наказание в виде пожизненного лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.
Срок отбывания осужденным наказания постановлено исчислять со дня вступления приговора в законную силу.
Зачтено П. в этот срок период содержания под стражей в качестве меры пресечения с ДД.ММ.ГГГГ в соответствии с п. "а" ч. 31 ст. 72 УК РФ (из расчета один день за один день отбывания наказания в исправительной колонии особого режима), а также наказание, отбытое по приговору Бабушкинского районного суда г. Москвы от ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ по день вступления настоящего приговора законную силу.
Решена судьба вещественных доказательств.
Заслушав доклад судьи Беседина А.В., изложившего обстоятельства дела, доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, выступления осужденного и его защитника, поддержавших апелляционные жалобы, прокурора Никифорова А.Г., полагавшего необходимым оставить приговор без изменения, судебная коллегия

установила:

П. умышленно причинил смерть ФИО25 заведомо находящейся в беспомощном состоянии, с целью скрыть другое преступление, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В апелляционной жалобе осужденный П., выражая несогласие с приговором, считая его незаконным и необоснованным, излагает доводы о своей непричастности к совершению преступления, недоказанности обстоятельств его совершения, применении в отношении него недозволенных методов ведения следствия, создании препятствий в реализации им права на защиту, о производстве следственных действий в период после уведомления об их окончании, нарушении требований уголовно-процессуального законодательства при разрешении его ходатайств и оценке судом доказательств по делу, а также рассмотрении уголовного дела неправомочным составом суда. С учетом этого ставит вопрос об отмене приговора и возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения.
В дополнительных апелляционных жалобах помимо приведенного выше осужденный сообщает об односторонности судебного следствия и незаконном отказе в удовлетворении ходатайств, утрате председательствующим судьей объективности и предвзятом отношении к нему, обусловленном участием в вынесении по делу различных промежуточных решений: о мере пресечения, об отказе в удовлетворении заявления об отводе судьи, в порядке ст. 125 УПК РФ, и других; указывает об искажении и фальсификации документов, касающихся посещения его в ИВС оперативными сотрудниками и последующего медицинского освидетельствования; считает положенные в основу приговора доказательства недопустимыми; обращает внимание на непринятие мер на его обращения в порядке ст. 124 УПК РФ, игнорирование судом первой инстанции его доводов о применении незаконных методов предварительного расследования, незаконность отказа в допросе указанных им сотрудников полиции, принимавших участие в раскрытии преступления, а также на то, что материалы проверки его доводов о незаконности их действий содержат противоречия, а отказ суда в удовлетворении ходатайств защиты о признании ряда доказательств недопустимыми является необоснованным и несправедливым. Считает, что суд необоснованно отказал в допросе в судебном заседании свидетелей, допрошенных на предварительном следствии, положил в основу показания умершего свидетеля на предварительном следствии, которые он в связи со смертью не смог не подтвердить в суде.
В апелляционной жалобе адвокат Майорова Д.П., считая приговор незаконным и необоснованным, несоответствующим фактическим обстоятельствам дела, а также вынесенным с нарушением норм уголовно-процессуального закона, указывает на то, что в нем не дана оценка показаниям Продана о том, что данного преступления он не совершал, а лишь, обнаружив трупы, принимал меры к их сокрытию, полагая, что ему как ранее судимому, в том числе за убийство, не поверят. При этом, по мнению защитника, суд не проверил в полной мере как признательные показания осужденного, оговорившего себя на предварительном следствии, так и его версию, сослался на показания свидетелей, которые не были очевидцами преступления и не могли дать пояснения об обстоятельствах общения с ним сотрудников полиции до начала всех следственных действий. Оспаривает допустимость его показаний, полученных под угрозой приезжавших к нему в исправительную колонию сотрудников полиции, а также в результате избиения, следы которого видны на видеозаписи. Приводит допущенные, по мнению автора жалобы, нарушения уголовно-процессуального закона следователем и адвокатом ФИО26 участие которой при задержании подвергается сомнению и с которой в последующем у него не было реальной возможности согласовать свою позицию, добиться посещения его в следственном изоляторе. Кроме того, указанным адвокатом не были приняты меры по выяснению истинных обстоятельств и причин получения Проданом телесных повреждений. В результате этого осужденный был лишен при задержании и последующих следственных действиях возможности пользоваться услугами квалифицированного адвоката. В связи с этим полагает, что в результате нарушения права обвиняемого на защиту полученные с его участием доказательства являются недопустимыми и не могли быть положены в основу приговора.
В дополнениях к апелляционной жалобе адвокат, помимо повторного перечисления указанных доводов, обращает внимание на то, что суд не дал оценки приведенным фактам осуществления ненадлежащей защиты адвокатом ФИО27. Кроме того, считает, что нарушения уголовно-процессуального закона выразились и в вынесении приговора незаконным составом суда, один из судей которого принимал решения при рассмотрении материалов в порядке ст. 125 УПК РФ в суде первой и апелляционной инстанциях.
Полагает, что решение об отказе в удовлетворении ходатайства об отводе председательствующего судьи является необоснованным и вынесено в нарушение закона без удаления в совещательную комнату.
Утверждает, что заключение специалиста ФИО28 так же, как и явка с повинной, было признано недопустимым доказательством без ходатайства государственного обвинителя и обсуждения сторон.
В качестве основания отмены приговора в подтверждение доводов осужденного о применении к нему недозволенных методов ведения следствия защитник ссылается на допущенные, по ее мнению, следователем ФИО29 нарушения уголовно-процессуального закона, выразившиеся в выдаче разрешения на посещение ее подзащитного в следственном изоляторе сотрудниками полиции после направления уголовного дела в суд.
Указывает на то, что в приговоре не дана оценка доводам осужденного на предварительном следствии и в судебном заседании об избиении его сотрудниками полиции для получения признательных показаний, о нарушении порядка оформления результатов его медицинского освидетельствования.
Считает, что приговор основан на предположениях, в том числе на показаниях заинтересованных и избивавших осужденного сотрудников ФИО30, выдававших следы побоев на его лице за аллергическое высыпание. При этом суд не дал должной оценки указанным обстоятельствам и представленным Проданом документам, касающимся его обращений с заявлениями о проведении проверки, подтверждающим соответствующие доводы.
Просит приговор отменить, а уголовное дело возвратить прокурору.
В возражениях на апелляционную жалобу осужденного государственный обвинитель Бирюков Д.А. указывает на несостоятельность изложенных в ней доводов, и просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.
Изучив доводы, изложенные в апелляционных жалобах и дополнениях к ним, письменных возражениях, а также в выступлениях сторон в заседании суда апелляционной инстанции, проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия приходит к выводам об отсутствии оснований для отмены или изменения приговора.
Выводы суда первой инстанции о доказанности вины осужденного в инкриминируемого им деяния являются правильными, основанными на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах.
Суд обоснованно признал достоверными и положил в основу приговора показания, данные осужденным на предварительном следствии, поскольку они полностью согласуются между собой, с показаниями свидетелей и с другими исследованными в судебном заседании доказательствами, получены органами предварительного следствия с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.
Так, при допросе в качестве подозреваемого Продан показал, что, отбывая наказание, познакомился с ФИО31 после освобождения проживал с нею и ее дочерью - ФИО32. Периодически с ФИО33 возникали конфликты из-за дочери, поскольку та была больным ребенком, устраивала истерики, а он уходил из дома. Возникали конфликты и на почве возможности иметь совместных детей. В ноябре 2015 г. ФИО34 предложила переехать в Орловскую область, отдать дочь в психбольницу и жить вдвоем. В период ДД.ММ.ГГГГ он решил съездить в Орловскую область, чтобы посмотреть дом. В это время ФИО35 вновь предложила решить вопрос о помещении дочери в больницу. Данная ситуация и предыдущие конфликты вызвали у него неприязнь. Находясь на кухне, он подошел к ФИО36 сзади, натянул ей на шею веревку и задушил. Тело положил в ковер и вытащил во двор. ФИО37 сказал, что мать уехала. Примерно через 3 дня решил вывезти труп, взял у ФИО38 автомобиль, а еще через 3 дня на этой машине повез ФИО39 в район <данные изъяты> Прибыв на площадку у леса, ФИО40 вышла из машины, а он взял веревку, подошел к ней сзади и задушил. Труп прикрыл ветками. Ночевал у знакомой, утром приехал в г. Новомосковск. Ночью перевез труп ФИО41 в ковре в овраг в районе речки Любовки и замаскировал его.
При дополнительном допросе уточнил, что убийство ФИО42 совершил с использованием шнурка, чтобы она не сообщила о смерти матери.
В ходе проверки показаний Продан продемонстрировал, каким образом на кухне дома задушил ФИО43 веревкой, указал место сокрытия трупа - участок дороги из <данные изъяты>.
В месте, указанном Проданом, были обнаружены ковер и костные останки человека.
В ходе последующей проверки показаний Продан указал место в лесополосе в районе <данные изъяты> где совершил убийство ФИО44, продемонстрировал действия по ее удушению, указал на дом, в котором ночевал после убийства - у ФИО45 <данные изъяты>.
Положенные в основу приговора показания Продана в деталях согласуются с другими доказательствами.
Указанные Проданом передвижения согласуются с данными о детализации телефонных соединений, отраженной в протоколе осмотра документов относительно регистрации базовыми станциями его мобильного телефона.
Свидетель ФИО46 подтвердил передачу Продану автомобиля для поездки в Орловскую область в период убийства; свидетель ФИО47 на предварительном следствии сообщила о приезде к ней Продана на автомобиле с тульскими номерами в конце <данные изъяты> место обнаружения трупа ФИО48 в Орловской области совпало с местом ее убийства, указанным Проданом; останки ФИО49 а также ковер были обнаружены непосредственно в ходе проверки показаний Продана, сообщившего о помещении тела после убийства в ковер. Сообщенный Проданном способ лишения жизни - удушение объективно согласуется с заключениями эксперта об отсутствии на ковре, в который было завернуто тело ФИО50 и на шнурках (веревках) с ковра, а также на куртке и брюках ФИО51 следов крови. Обнаружение на джемпере ФИО52 пучке волос и фрагменте ткани следов крови обусловлено длительном нахождением ее трупа фактически на открытой местности, в условиях доступа диких животных. Сообщение Проданом жителям <данные изъяты> ФИО53 о том, что ФИО54 проживают в Орловской области, суд обоснованно расценил как действия, направленные на сокрытие их убийства.
Доводы Продана о недопустимости его показаний в качестве подозреваемого по мотиву применения незаконных методов ведения следствия и нарушения права на защиту обоснованно признаны не соответствующими действительности.
Утверждения осужденного о применении в отношении него недозволенных методов ведения следствия, принуждении к даче показаний и построенные на них иные доводы жалоб объективно опровергаются материалами уголовного дела.
Согласно данным журнала регистрации проведения медицинских освидетельствований лиц, содержащихся в ИВС, ДД.ММ.ГГГГ Продан сообщил лишь о наличии у него диабета, видимых телесных повреждений у него не зафиксировано. Доводы о недопустимости указанного документа не нашли своего подтверждения.
По показаниям в суде свидетеля ФИО55 осуществлявшего ДД.ММ.ГГГГ дежурство по ИВС, Продан жалоб не высказывал, видимых телесных повреждений у него не было, за медицинской помощью не обращался.
Постановлением следователя от ДД.ММ.ГГГГ по обращениям Продана о якобы применении в отношении него насилия сотрудниками полиции отказано в возбуждении уголовного дела по п. "а" ч. 3 ст. 286 УК РФ в связи с отсутствием события преступления.
Указанные доводы осужденного и его защитника опровергаются также заключением и показаниями судебно-медицинского эксперта, показаниями понятых при проверках показаний Продана и другими доказательствами, которым в приговоре дана надлежащая и убедительная оценка.
Показания Продана в качестве подозреваемого и при проверках на местах являются детальными и последовательными. Они даны в присутствии защитника, в условиях, исключающих возможность оказания на него незаконного воздействия, при отсутствии у правоохранительных органов конкретной информации о смерти ФИО56 и местах нахождения их трупов. Суд первой инстанции убедился в этом путем осмотра соответствующих видеозаписей к протоколам следственных действий, которые также свидетельствуют и об отсутствии у Продана в момент их проведения телесных повреждений. Не опровергают данные обстоятельства ни фотографии, представленные осужденным в ходе судебного разбирательства, ни обращения в правоохранительные органы и ответы на них, представленные им в суды первой и апелляционной инстанций, ни судебные постановления в порядке ст. 125 УПК РФ. Не ставит под сомнение данные выводы и факт отмены судом апелляционной инстанции одного из постановлений районного суда, отказавшего в принятии жалобы к рассмотрению в связи с отсутствием предмета обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ.
Доводы Продана и его защитника Майоровой о том, что он не знал о наличии у него защитника ФИО57 опровергаются содержанием протоколов с ее участием, видеозаписями к ним, протоколом судебного заседания по вопросу о мере пресечения от ДД.ММ.ГГГГ из которых следует, что во всех случаях участникам заблаговременно объявлялось об участии адвоката.
По результатам производства указанных следственных действий от Продана и его защитника каких-либо замечаний, в том числе в связи с нарушением права на защиту, не поступило. Поэтому объективных данных о препятствии Продану в реализации его права на защиту в ходе производства следственных действий в материалах уголовного дела не имеется.
Указанные обстоятельства подтверждаются, в частности, просмотренной в судебном заседании видеозаписью хода и результатов проверок показаний на месте, из содержания которой следует фактическое обеспечение участия защитника ФИО58 а также разъяснение участникам следственного действия, в том числе и Продану, предусмотренных законом прав. По результатам проверок показаний на месте их участникам предъявлены видеозаписи следственного действия, ознакомившись с которыми, Продан и защитник ФИО59 замечаний, в том числе о нарушении права на защиту, не высказали.
С учетом изложенного, суд первой инстанции обоснованно признал недостоверными как доводы о применении к подсудимому незаконных методов ведения следствия, так и о нарушении его права на защиту. При этом, вопреки утверждению защиты, суд дал надлежащую и подробную оценку указанным обстоятельствам и представленным Проданом документам, касающимся его обращений с заявлениями о проведении проверок его доводов.
Доводы осужденного о непричастности к убийству ФИО60 и его версия о наступлении их смерти при других обстоятельствах, о причастности его лишь к сокрытию трупов, опровергаются его подробными показаниями в качестве подозреваемого, в том числе на местах преступления, которые объективно согласуются с приведенными в приведенными в приговоре доказательствами.
Уголовное дело по признакам п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ было возбуждено ДД.ММ.ГГГГ в отношении неустановленного лица. ДД.ММ.ГГГГ подозреваемый П. сообщил о совершении убийства ФИО61 а затем на месте продемонстрировал свои действия по лишению их жизни и сокрытию трупов. К тому времени конкретными сведениями о причастности Продана к совершению преступления правоохранительные органы не располагали. Более того, останки ФИО62 были обнаружены лишь в ходе проверки показаний Продана, а останки ФИО63 к тому моменту идентифицированы не были.
Признав приведенные в приговоре показания Продана на предварительном следствии о причастности к убийству допустимыми и достоверными, суд обоснованно указал, что данные показания согласуются с другими доказательствами. При этом необходимые следственные действия проводились в присутствии защитника, после разъяснения всех процессуальных прав, в том числе и предусмотренного ст. 51 Конституции РФ права не свидетельствовать против самого себя и близких родственников. До начала допросов Продан предупреждался о возможном использовании его показаний в качестве доказательств. Не нарушены и требования ст. 194 УПК РФ при проверке показаний на месте. По окончании следственных действий замечаний к содержанию соответствующих протоколов их участники не делали и удостоверили их своими подписями.
Вопреки доводам Продана о необоснованности признания судом в качестве доказательств по делу показаний свидетелей обвинения, они обоснованно признаны в качестве таковых, поскольку допрошенные в ходе судебного следствия свидетели обладали информацией об обстоятельствах, имеющей значение для расследования и разрешения уголовного дела, что соотносится с требованиями ст. 56 УПК РФ.
Доводы же осужденного о необоснованном отказе в допросе в качестве свидетелей иных лиц, в том числе должностных лиц различных правоохранительных органов, в удовлетворении которых, по его мнению, необоснованно было отказано, являются неосновательными. Поскольку заявленные стороной защиты свидетели, за исключением тех, которые были допрошены в судебном заседании, ранее по уголовному делу не допрашивались, а мотивированного обоснования для их вызова в суд, равно как и конкретных сведений о том, что данные свидетели обладают информацией об обстоятельствах, подлежащих доказыванию по данному уголовному делу в соответствии со ст. 73 УПК РФ, Проданом и его защитником суду представлено не было.
В связи с этим, рассмотрев соответствующие ходатайства стороны защиты о повторном допросе уже допрошенных свидетелей и о допросе новых, суд принял мотивированное решение об отказе в их удовлетворении.
Таким образом, ограничения права стороны защиты на представление доказательств судом допущено не было.
Показаниям всех допрошенных лиц судом дана надлежащая оценка с приведением убедительных мотивов тому, почему он принимает за основу одни из них и отвергает другие.
Неосновательными являются и доводы апелляционной жалобы Продана о нарушении при производстве по уголовному делу требований ст. 73 УПК РФ и недоказанности обстоятельств совершения преступления ввиду не установления местонахождения орудия преступления, а также отсутствия в заключениях судебных экспертиз выводов о причине смерти ФИО64.
Так, в ходе судебно-медицинской и медико-криминалистической экспертиз нижней части туловища и костных останков, обнаруженных в ходе осмотров места происшествия ДД.ММ.ГГГГ не определена причина смерти лиц, которым они принадлежат (ФИО65 только лишь ввиду гнилостных изменений и скелетирования трупов, что указано в заключениях N.
Однако с учетом показаний Продана о способе причинения смерти ФИО66 в ходе предварительного и судебного следствия была допрошена специалист в области судебной медицины ФИО67 пояснившая, что в результате использованного Проданом способа сдавления органов шеи В-вых возможно наступление смерти от асфиксии. При этом удушение не исключено специалистом в условиях, описанных Проданом при производстве проверок показаний на месте.
Показания специалиста ФИО68 правомерно были положены судом в основу приговора как сообщенные ею в ходе допроса сведения об обстоятельствах, требующих специальных познаний.
Указанные заключения судебных экспертиз отвечают требованиям ст. 204 УПК РФ, нарушений уголовно-процессуального закона при их проведении не допущено, объективных оснований для производства дополнительной либо повторной судебной экспертизы не имелось.
При этом не установление в ходе предварительного расследования орудия преступления не свидетельствует о необоснованности осуждения Продана и недоказанности его вины, подтверждающейся совокупностью иных доказательств по делу. Учитывая период времени, прошедший с момента совершения преступления, отсутствие данного предмета может носить объективный характер.
Утверждения осужденного о нарушении в ходе предварительного расследования его прав, предусмотренных ст. 198 УПК РФ, при ознакомлении с постановлениями о назначении судебных экспертиз не ставят под сомнение допустимость доказательств и как следствие этого законность приговора, в основу которого они положены.
Ознакомление Продана с постановлением о назначении судебных экспертиз после их проведения само по себе не влияет на возможность реализации положений ст. 198 УПК РФ и не свидетельствует о нарушении права на защиту, поскольку Продан и его защитник не были лишены возможности задать вопросы экспертам и заявить ходатайства о назначении дополнительной экспертизы.
Указанное обстоятельство также не влечет признание заключения эксперта, отвечающего требованиям ст. 204 УПК РФ, недопустимым доказательством, поскольку существенным нарушением требований уголовно-процессуального законодательства не является.
Неубедительным является и довод Продана о необоснованной оценке судом в приговоре заключения судебно-медицинской экспертизы N ДД.ММ.ГГГГ.
В силу требований ст. 17 УПК РФ оценка исследованных в судебном заседании доказательств является исключительной прерогативой суда, за рамки которой суд не вышел.
При этом указанное заключение судебной экспертизы, как и другие положенные в основу приговора, отвечает требованиям ст. 204 УПК РФ, нарушений уголовно-процессуального закона при ее проведении не допущено, объективных оснований для производства дополнительной либо повторной судебной экспертизы не имелось.
Несостоятельными являются и доводы жалобы о производстве следственных действий в период после уведомления об их окончании.
Так, ДД.ММ.ГГГГ производство следственных действий по данному уголовному делу было окончено, о чем составлен соответствующий протокол уведомления обвиняемого и его защитника, которые ДД.ММ.ГГГГ были ознакомлены с материалами уголовного дела в полном объеме.
ДД.ММ.ГГГГ по уголовном делу утверждено обвинительное заключение и принято решение о его направлении в Орловский областной суд для рассмотрения по существу.
Таким образом, доводы Продана в указанной части опровергаются материалами уголовного дела.
Не являются обоснованными и доводы апелляционной жалобы о недопустимости участия в составе коллегии судей, рассматривающей дело, председательствующего судьи Самодумова А.Ю. Участие судьи ранее в принятии промежуточных решений, в которых он не высказывал суждения по существу дела, таким препятствием не является.
Факт отмены ДД.ММ.ГГГГ судебной коллегией по уголовным делам Первого апелляционного суда общей юрисдикции постановления Орловского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ о приостановлении производства по уголовному делу в отношении Продана, фактически являющегося промежуточным решением, не содержащим выводы, в частности, по наличию события преступления, доказанности вины, достаточности собранных доказательств и по иным вопросам, относящимся к предмету судебного разбирательства, не является препятствием к участию судьи в рассмотрении уголовного дела.
Указанный факт также не противоречит положениям ст. 61, 62 УПК РФ и не относится к обстоятельствам, исключающим участие судьи в производстве по уголовному делу.
Кроме того, необоснованными являются и утверждения Продана о невозможности участия в составе коллегии судей, рассматривавшей уголовное дело, судьи Титовой Н.А" ранее принимавшей решения по апелляционным жалобам Продана на судебные решения, вынесенные в порядке ст. 125 УПК РФ.
Судья Титова Н.А., проверяя законность и обоснованность принятых судом первой инстанции судебных решений в порядке ст. 125 УПК РФ об отсутствии предмета обжалования в таком порядке, вопросы, которые впоследствии стали предметом судебного разбирательства по уголовному делу, не предрешала, в связи с чем, само по себе ее участие в разрешении данных жалоб не может свидетельствовать о наличии у нее предвзятого подхода к рассмотрению уголовного дела по существу. Указанный вывод подтверждается истребованными судом апелляционной инстанции копиями судебных постановлений.
При этом в материалах дела отсутствуют данные о том, что председательствующий судья Самодумов А.Ю., а также судья Титова Н.А. утратили объективность и беспристрастность при судебном разбирательстве уголовного дела.
Действия Продана судом квалифицированы по п. "а", "в", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ правильно в соответствии с установленными судом обстоятельствами, приведенными мотивами юридической оценки.
Судом дано убедительное обоснование направленности умысла осужденного, и каждому из квалифицирующих его действия признаку.
Обоснованными являются и выводы суда о вменяемости Продана со ссылкой на заключение комиссии экспертов-психиатров и другие доказательства.
Все решения по ходатайствам и заявлениям участников процесса приняты в установленном ст. 256 УПК РФ порядке и с приведением убедительных мотивов.
Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ, при этом учтены характер и степень общественной опасности содеянного, данные, характеризующие личность Продана, обстоятельство, отягчающее наказание - рецидив преступлений, установленные смягчающие и другие заслуживающие внимание обстоятельства, которые подробно изложены и мотивированы в приговоре.
Судом, таким образом, при назначении осужденному наказания были приняты во внимание все значимые для решения этого вопроса обстоятельства. Каких-либо иных обстоятельств, которые могли бы оказать влияние на назначение осужденному иного наказания, но не были установлены или надлежащим образом не учтены судом, не выявлено.
Назначенное наказание отвечает требованиям закона и является справедливым. Оснований для применения положений ст. 64 УК РФ с учетом приведенных судом в обоснование принятых в связи с назначением наказания решений, действительно не имеется. Обоснованно признано судом и отсутствие оснований для применения в отношении осужденного положений как ч. 6 ст. 15, так и ст. 73 УК РФ.
Назначение Продану за совершение убийства ФИО69 наказания в виде пожизненного лишения свободы судом в должной степени мотивировано. С учетом приведенных данных об обстоятельствах убийства потерпевших, наличия в действиях Продана особо опасного рецидива преступлений, совершения особо тяжкого преступления спустя непродолжительное время после освобождения из исправительной колонии строгого режима, где он отбывал наказание, в том числе за убийство, нельзя не согласиться с тем, что именно данный вид наказания соразмерен содеянному и соответствует достижению целей восстановления социальной справедливости, исправлению осужденного, представляющего исключительную опасность для общества, и предупреждению совершения им новых преступлений.
Установленные в действиях Продана обстоятельства, смягчающие наказание - явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления и состояние здоровья, с учетом отягчающего и других обстоятельств не влияют на законность, обоснованность и справедливость данной меры ответственности.
Каких-либо новых обстоятельств, влияющих на вид наказания осужденному, судебная коллегия не находит, признает назначенное наказание справедливым и соразмерным содеянному, соответствующим задачам и требованиям уголовного закона.
Оснований считать, что назначенное осужденному наказание является чрезмерно суровым, не имеется.
Вид исправительного учреждения назначен Продану правильно, в соответствии с п. "г" ч. 1 с. 58 УК РФ.
Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора в ходе производства по уголовному делу не допущено.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 38920, 38928, 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Орловского областного суда от ДД.ММ.ГГГГ в отношении Продана ФИО70 оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного и защитника с дополнениями к ним - без удовлетворения.
Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в течение шести месяцев с момента его провозглашения, а осужденным, содержащимся под стражей, - в тот же срок со дня вручения ему копии апелляционного определения.
Кассационные жалоба, представление подаются через суд первой инстанции. Осужденный вправе ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.






ВНИМАНИЕ
Сайт использует файлы Cookie. Продолжая использовать сайт, вы тем самым даете согласие на обработку файлов Cookie и соглашаетесь с политикой конфиденциальности.
Апелляционные суды общей юрисдикции
в пределах своей компетенции рассматривает дела в качестве суда апелляционной инстанции и по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.
http://апелляционный-суд.рф



Линия
Назад к содержимому